Богодорица Левишкая

Мар 22, 2014

Самая знаменитая постройка в Призрене из времен средневековья – это бывшая кафедральная церковь, Богодорица Левишкая, которую в 1306-07 построил король Mилутин нa развалинах церкви из XIII века. От три брода церкви, сделана церковь с пятью куполами, нартексом (припратой) и егзонартексом, над которым возвышается колокольня с двумя куполами.

1pezn

Именно протомастер церкви, Никола, предложил оригинальное решение, соединяя трёхбродную базилику в ее основе с концепцией храма с вписанным крестом в верхней конструкции. Во время турецкой власти, это здание было переделано в мечеть, были сняты и побелены фрески.

Два слоя фресок -это художественная сущность наследия этой церкви. Первый слой с начала XIII - это три фрески (Свадьба в Кане, Исцеление слепого и Богородица с Христом Хранителем).

Второй слой фресок появился между 1307 и 1313 годом, a авторы- группа талантливых художников,которых возглавлял мастер Aстап. Самые знаменитые портреты - основателя храма, процессия Неманича, предки короля Милутина имеют сверхъестественный обьём.

Основная идея живописи- это проникновение новых мотивов из цикла Страдания и Чудеса, возрастающий размер фигур, которые участвуют в сценах, и развитый символический язык, метафорического и персонифокационого значения.

В июле 2006 года на Список мирового культурного наследия ЮНЕСКО вписаны и монастыри в Печи, и Грачаница и церковь Богородицы Льевишкой, а oт 2006 года находятся и на ЮНЕСКО Списке мирового наследия в опасности, потому что ситуация на Косове и Метохии очень нестабильна, а целая территория находится под управлением УНМИК. Посещение монастырей возможно только с военнным эскортом KФОР-a.

Термин «иконичность» представляется в данном контексте удачным еще и с той точки зрения, что понимание иконы как искусства соответствует (многократному, в теологических, аскетических, исследовательских трудах) определению аскетики и монашеской жизни в целом как «художества», «искусства» и «творчества». Известный сербский подвижник и богослов ХХ века, преподобный Иустин (Попович) пишет: «Человеческий род на земле есть не что иное, как прекраснейший иконостас Божий. Этот мир, все эти миры, эта Вселенная, эти бесчисленные вселенные суть величественный храм Божий, а люди – иконостас этого храма. Все благовестие Ветхого Завета: человек – икона Божия; все благовестие Нового Завета: Богочеловек – икона человека. Кисть монаха – пост, краски его – добродетели, вдохновение его – молитвы, холст же – собственная душа».

Это же отмечает и И.Исиченко: «Бог творит человека как художник икону, символично изображая в ней первообраз – Себя Самого. Из вдохновения Святого Духа христианин, который стал на путь аскезы, творит в своей душе икону Триипостасного Божества, явленного человечеству в Иисусе Христе».

Явление эстетики, сам «механизм» подлинного художественного творчества имеет общие черты с духовными «практиками себя», внутренней кропотливой и тщательной работой человека над собой. С.Хоружий пишет: «одно из ключевых свойств эстетического восприятия именно в том, что оно в своей общей и полной форме не является ни чисто интеллектуальным, ни чисто эмоциональным, но всегда имеет своим ядром некий “мыслечувственный комплекс”, в котором нерасторжимо сцеплены мыслительные и эмоциональные содержания, а чаще всего также и чувственно-перцептивные компоненты.

Эта “антропологическая полномерность является одним из признаков и критериев сильного, подлинного художественного события. Как и в духовных практиках, ее достижение требует наиболее глубинного проникновения в личностные структуры, и с нею, в первую очередь, связаны те стороны эстетического события, что на старинном языке именовались “тайной искусства”.

Современная болгарская исследовательница Э.Дворянова считает, что ощущение глобальной эстетики бытия – это глубинная сущность христианской религии в целом.
Принцип красоты здесь таков, что для своего познания требует личной духовной причастности ему.